Интервью

Тысячи петербуржцев прошли маршрутами из аудиоэкскурсий блогерки tut_lera. Она рассказывает, для кого этот проект и как он помог ей самой в трудное время
Третий год в Барселоне: как петербуржец переехал в испанскую автономию, где научился ценить рутину и заново обрел молодость
Как петербурженки в XIX веке создали «Общество дешевых квартир», чтобы победить бедность, и проложили дорогу женскому движению в России
Здесь подростки могут рассказать о боли и проблемах. Как петербурженка запустила чат кризисной помощи «1221»
7 лет в Риге: как петербурженка переехала в Латвию ради биеннале современного искусства и чему научилась в новом городе
Семь лет назад Вадиму Полковникову диагностировали лимфому — и с тех пор он помогает людям с похожими заболеваниями. Как и зачем он это делает
Кем стал Мистер Малой? Большое интервью «Бумаги» с автором гимна 90-х «Буду пАгибать мАлодым»
«Сказал: если не подпишем, они сломают нам пальцы». Как арестованных на акциях памяти Навального петербуржцев принудили подписать повестки: два монолога
Петербуржцы открыли Неакадемический институт классической философии. Авторы рассказывают о бесплатной программе для людей с нефилософским образованием
«В нашем народе нет врожденного рабства». Большое интервью с Дмитрием Травиным — о книге «Русская ловушка», презентацию которой отменили в Доме журналиста
Книжечки, полочки и человечки. Посмотрите на миниатюру «Подписных изданий» — петербургская художница создала ее для украшения магазина
Вынужденный переезд, рост цен на книги и цензура. Какие кризисы пережил магазин «Все свободны» — и какие уроки вынес
Борщ и оливье в Португалии: как эмигрировавшая петербурженка организует званые ужины в помощь украинским фондам
В Петербурге всплеск детских пневмоний. Насколько это опасно, какие бактерии и вирусы нам угрожают в ближайшем будущем и как от них защититься
«Несмотря на то, что я нахожусь за решеткой, я свободнее, чем вы». Последнее слово Саши Скочиленко — ода жизни и миру на пороге колонии
«Самым честным решением будет оправдательный приговор». Большая речь Саши Скочиленко на прениях
Адвокат Скочиленко больше часа громил доказательства обвинения. Главное из речи Новолодского — про экспертизу, показания свидетелей и цель Сашиной акции
«У них-то рук и ног нет». Как жители Петербурга сделали домик для бездомных кошек и отремонтировали его после поджога
«Периодически я просыпаюсь ночью, чтобы зайти в телегу». Сооснователь «Подписных изданий» Михаил Иванов рассказывает, что читает в соцсетях
«Это та дверь, которая еще открыта». Как петербургские деятели культуры объединились вокруг музейного радио и чем оно помогает в трудные времена
Возможна ли большая волна коронавируса в Петербурге? Аналитик объясняет, что значит рост заболеваемости и госпитализаций
«Я бы всё отдал и опять пошел на Бахмут». Что происходит с бойцами «Вагнера» после возвращения из Украины и смерти Пригожина
Эмигрировать на яхте — каково это? Петербургский журналист рассказывает о жизни в приключенческом романе, пиве после шторма и помощи украинским беженцам
Похороны Пригожина стоили 29 тысяч. Сотрудник Пороховского кладбища рассказывает о тайном прощании с главой ЧВК «Вагнер»
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.