Анастасия Жигулина

Therapy is not enough. Петербурженки связали полотна с ироничными надписями о новостях и Ikea — и это очень стильно 😍
Националисты, велосипедисты и зеленые. Кто еще намерен выдвинуться на муниципальные выборы в Петербурге
Что происходит со здоровьем Саши Скочиленко, Егора Балазейкина и других петербургских политзеков
«Музей отсутствия» или «музей пустоты». Почему интерес к квартире Бродского не иссякает и как поменялось восприятие наследия поэта
Никита Благово — внук расстрелянного дворянина и директор музея немецкой школы. Что он узнал за годы поисков о судьбе людей, вспоминать которых было «не принято»
«Старшие предлагали прострелить мне колени». Давление на военных растет — больных и раненых возвращают на фронт, а за жалобы угрожают
Петербургские издательства теряют доходы из-за проблем с платежами от онлайн-магазина «Лабиринт». Как это отразится на книгах
Опера на Дворцовой и фестиваль ледокола. Как в Петербурге пройдет День города и почему праздник сдвинется почти на неделю
Безработная мать и мужчина, который «не хочет быть агрессивным». Кто обращается в «Насилию.нет» после начала войны — главное из исследования центра
Как сейчас попасть из Петербурга в Европу? Главное о сроках, условиях выдачи шенгенских виз и ценах на билеты
В чем обвиняют владелицу котокафе «МурПатруль», откуда бывшие сотрудники изъяли кошек, и как она сама отвечает на критику? Спросили у обеих сторон конфликта
Третий год в Барселоне: как петербуржец переехал в испанскую автономию, где научился ценить рутину и заново обрел молодость
Как петербурженки в XIX веке создали «Общество дешевых квартир», чтобы победить бедность, и проложили дорогу женскому движению в России
Квоты на трудовых мигрантов выросли, пишут СМИ. Объясняем, почему это не противоречит облавам и выдворениям
Кажется, что после теракта в «Крокусе» давление на мигрантов усилилось — но оно было таким весь прошлый год, убедилась «Бумага»
Письма Беглова ветеранам обойдутся городу в 2 млн рублей. На что еще Петербург потратит деньги к 9 мая
Я художник, мне всё можно. Почему случаи насилия в российской арт-среде повторяются и редко заканчиваются раскаянием
«Он давно уже ждал ареста». История диссидента Александра Скобова — спустя почти 50 лет его вновь собираются судить за слова
В поликлиники Петербурга продолжают поставлять препараты от коронавируса. Мы выяснили, что происходит с невостребованными таблетками и сколько это стоит
«Власть рассматривает меня как самого опасного конкурента». Борис Вишневский об «иноагентстве», ограничениях нового статуса и своих политических планах
«Начальство говорит: „Затяните пояса“». В пандемию зарплаты многих петербургских медиков выросли в два раза — в каких условиях они работают сейчас?
Девушки обвиняют художника Виктора Забугу в насилии, он называет обвинения «травлей», а друзья говорят про «образ плохого парня»
Петербурженка Дарья Аминова — о жизни в Стамбуле, навыке не спешить и мультикультурном сообществе
Как делать большие фестивали и концерты после пандемии и ухода иностранных артистов? Рассказывают основательницы PR-агентства Doing Great
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.